Старые подходы к политике памяти о Второй мировой войне следует скорректировать

России следует скорректировать свой традиционный исторический тезис об освобождении Польши, считает эксперт РИСИ Олег Неменский. «Дело в том, что в западных языках этот термин понимается по-другому. «Освобождение» там понимается как «либерализация». И дальше разговор там строится о том, была ли Польская народная республика (ПНР) по-настоящему свободна. Но ведь мы говорим не о свободе ПНР, а о том, что польские земли были освобождены от немецкой армии. Это спасло поляков и Польшу. Обсуждать надо именно это», – отметил он.

Историк добавил, что во время дискуссий с польскими коллегами те не раз замечали, что аргументы российских историков больше о спасении, чем о свободе. «Давайте с этим считаться, они по-своему правы, ведь оценивают термин с точки зрения своей культуры. Давайте говорить, что Советский Союз, Красная Армия спасли Польшу и польский народ», – предложил аналитик. Тем более, что нельзя не признать – спасение звучит намного сильнее, чем освобождение.

Эксперт РИСИ также подчеркнул, что, из-за ошибок в идеологической политике в советское время, в российской историографии есть ряд важных проблем, в том числе и при освещении такой важной темы, как Вторая мировая война.

В частности, советские историки не решились жёстко осудить Вторую Польскую республику. А ведь она в самом начале своего существования оккупировала огромные территории к востоку исконных польских земель, напомнил аналитик РИСИ. Та война сейчас представляется Варшавой как оборонительная, как подвиг спасения Европы от большевистского нашествия. На деле же она была попыткой захвата огромных территорий: нынешней Украины, Белоруссии и Литвы. Во-многом именно задача удержания этих земель и не позволила Польше перед войной примкнуть к антигитлеровской коалиции. Более того, Варшава в 1939 году торпедировала идею этой коалиции.

На захваченных территориях при этом поляки проводили жёсткую политику, ущемляя местные этносы в национальных правах. Аналитик приводит в пример кампанию по ревиндикации: уничтожению православных церквей и передаче православного имущества католической церкви. Система дискриминации нацменьшинств, установленная в межвоенной Польше, должна быть строго осуждаема, уверен историк.

«Межвоенная Польша представляла собой чрезвычайно агрессивное в отношении национальных меньшинств и своих соседей с востока, севера и юга государство. Оно может быть охарактеризовано как фашистская система. Неслучайно это государство пыталось строить планы о союзе с гитлеровской Германией для совместного похода на восток», – констатировал эксперт РИСИ.

Он также выразил несогласие с принятой Советским Союзом датировкой начала Второй мировой войны (сейчас это – 1 сентября). Это напрямую привязывает начало войны к пакту Молотова-Риббентропа. При этом никаких исторических или юридических оснований, чтобы начинать войну именно с этой даты нет. И непонятно, почему подчинение Германией Чехии не является началом новой мировой войны, а завоевание Рейхом Польши – является.

Аналитик уточнил, что присоединение Судетской области к Германии проходило на основе права на самоопределение народов. Оно было признано самой Чехословакией. Но когда Германия в марте 1939 года вопреки решению Мюнхенской конференции вторглась в Чехию, это стало началом немецкой завоевательной политики. Этот момент как раз можно считать началом мировой войны в Европе.